ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ

ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ

Последний месяц, проведённый с Дёрсли, оказался не таким уж весёлым. Правда, сейчас Дадли до того страшился Гарри, что избегал находиться с ним в одной комнате; а дядя Вернон с тётей Петунией и совсем не стали запирать его в чулане, ни к чему не заставляли, даже не выли на него, – ну и ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ, по правде говоря, вообщем не говорили с ним. До погибели испуганные и разозлённые сразу, они делали вид, что Гарри просто не существует. Он, естественно, был рад таким переменам, – и всё же, с течением времени всё это начало подавлять.

Гарри проводил огромную часть времени в собственной комнате, в компании с ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ совой. Он решил именовать её Хедвиг, – на это имя он натолкнулся, читая «Историю магии». Учебники оказались страшно увлекательными. По вечерам он допоздна читал в кровати, а Хедвиг летала туда-сюда через раскрытое окно, когда ей вздумается. Отлично ещё, что тётя Петуния закончила пылесосить его комнату, – жутко было даже представить ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ её реакцию на то, что Хедвиг приносила с охоты дохлых мышей. Каждый вечер перед сном Гарри, считая деньки до первого сентября, вычёркивал очередной на самодельном календаре, прикреплённом к стенке.

В последний денек августа Гарри решил, что нужно бы условиться с дядей и тётей о том, как ему завтра ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ добраться до вокзала Кингс-Кросс; он спустился в гостиную, где в это время все смотрели шоу по телеку. Гарри прокашлялся, чтоб дать о для себя знать, – Дадли с криком вылетел из комнаты.

– Э-э... дядя Вернон?

Тот непонятно пробурчал что-то, демонстрируя, что слушает.

– М-м... завтра мне нужно быть на ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ вокзале Кингс-Кросс, я пищу... в Хогвартс.

Дядя Вернон опять буркнул.

– Вы не могли бы отвезти меня туда?

«Бурк». Гарри поразмыслил, что это означает «да».

– Спасибо.

Гарри начал было подниматься по лестнице, но здесь дядя Вернон в конце концов заговорил:

– Путешествие на поезде – странноватый метод добираться до ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ школы чернокнижническтва. А что, ковры-самолёты все поистёрлись?

Гарри промолчал.

– А где, кстати, находится эта школа?

– Не знаю, – ответил Гарри, поняв это только на данный момент. Он вынул из кармашка билет, который ему дал Хагрид:

– Мне просто необходимо попасть на платформу девять и три четверти и сесть на ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ поезд в одиннадцать утра, – прочёл он.

Дядя с тётей уставились на него.

– Какую платформу?

– Девять и три четверти.

– Перестань нести чушь, – осадил его дядя Вернон. – Таковой платформы не существует.

– Но так написано на моём билете.

– Абсурд некий, – покачал головой дядя, – да все они психи. Подожди, сам узреешь. А насчёт Кингс-Кросс – так ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ и быть, подбросим тебя. Нам всё равно необходимо в Лондон, а по другому бы я и пальцем не шевельнул.

– А для чего вам в Лондон? – поинтересовался Гарри, чтоб окончить разговор умиротворенно.

– Везём Дадли в поликлинику, – проворчал дядя Вернон. – Нужно удалить этот окаянный хвост до этого, чем пойти в ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ школу.

* * *

Гарри пробудился в 5 утра и так и не сумел больше уснуть – очень уж был взволнован. Он встал и натянул джинсы, – не хотелось ехать на вокзал в школьной мантии, переодеться можно и в поезде. Потом в очередной раз проверил, взял ли всё нужное, удостоверился, что Хедвиг надёжно ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ заперта в клеточке и начал расхаживать по комнате, дожидаясь, когда встанут Дёрсли. Через два часа большой, тяжёлый сундук Гарри, в конце концов, втиснули в багажник, тётя Петуния уговорила Дадли сесть рядом с Гарри, и они поехали.

Они добрались до вокзала Кингс-Кросс к половине одиннадцатого. Дядя Вернон взгромоздил сундук ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ Гарри на телегу и покатил её вперед. Гарри пошевелил мозгами было, что это как-то очень разлюбезно с его стороны, но здесь дядя, ехидно усмехаясь, тормознул до выхода на платформы.

– Ну что, компаньон, вот мы и на месте. Вот платформа девять, а вот – 10. Твоя должна быть кое-где в центре, но, похоже ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ, её ещё не выстроили, а?

Естественно, он был прав. Большая пластмассовая табличка с номером «9» над одной платформой; с номером «10» – над другой – и больше ничего.

– Удачной учёбы, – пожелал дядя Вернон с ещё более отвратительной улыбкой и ушёл, не проронив больше ни слова. Гарри, оглянувшись, следил, как Дёрсли отъезжают ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ от вокзала; все трое веселились от всего сердца. У Гарри пересохло в горле. И что, любопытно, ему сейчас делать? На него уже начинали подозрительно коситься из-за Хедвиг. Придётся кого-нибудь спросить.

Он приостановил проходившего мимо вокзального служащего, но так и не отважился упомянуть платформу девять и три ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ четверти. Выяснилось, что тот никогда не слышал о Хогвартсе, а так как Гарри не мог даже разъяснить ему, в какой части страны находится эта школа, начал раздражаться, как будто Гарри нарочно притворялся тупым. Практически отчаявшись, Гарри спросил, какой поезд отчаливает в одиннадцать часов, и услышал в ответ, что такового не существует. В ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ конце концов служащий удалился, что-то недовольно бормоча насчёт «всяких бездельников». Гарри изо всех сил старался не паниковать. Если веровать часам на табло, до отбытия поезда оставалось 10 минут, а он как и раньше не знал, что делать; он глупо стоял среди вокзала, с сундуком, который чуть ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ мог поднять, кармашками, полными магических средств, и клеточкой с большой совой.

Вероятнее всего, Хагрид запамятовал поведать ему, что конкретно необходимо сделать, – вроде того, как он стучал по третьему кирпичу слева, чтоб попасть на Диагон-аллею. Гарри уже подумывал о том, чтоб вынуть палочку и начать постукивать ею по билетной ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ кассе меж платформами девять и 10.

В это время сзади него прошло несколько человек, и он поймал несколько слов из их разговора:

– ...целая масса магглов, я так и знала...

Гарри резко обернулся. Оказалось, это гласила полная дама, обращаясь к четверым мальчишкам с огненно-рыжими волосами. Каждый толкал впереди себя таковой ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ же, как у Гарри, сундук, – и у их была сова.

С лихорадочно колотящимся сердечком Гарри покатил свою телегу прямо за ними. Они замедлили шаг, и он тормознул, оказавшись довольно близко, чтоб слышать их.

– Так, какая платформа? – спросила мама у деток.

– Девять и три четверти, – пропищала малая девченка, державшая её за руку, – тоже ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ рыжеволосая. – Мам, ну можно, я тоже поеду...

– Ты ещё очень мала, Джинни, пожалуйста, тише. Давай, Перси, ты 1-ый.

Старший, судя по всему, из её отпрыской бодро зашагал к платформам. Гарри смотрел за ним, стараясь не моргать, чтоб ничего не упустить, – но, чуть мальчишка приблизился к барьеру ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ, разделяющему две платформы, масса туристов, проходя мимо, заслонила его; когда последний ранец пропал из поля зрения, мальчугана уже не было видно.

– Фред, ты последующий, – распорядилась дама.

– Я не Фред, я Джордж, – возмутился тот. – И эта дама ещё именует себя нашей мамой? Ты разве не видишь, что я Джордж?

– Джордж, сынок, прости.

– Шуточка ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ – я Фред, – забавно сказал мальчик и направился к барьеру. Его брат-близнец кликнул вослед, чтоб он поспешил, и в последующий миг Фред пропал – но как?

Сейчас уже 3-ий шагал к барьеру, вот он приблизился к нему практически впритирку, – и, в один момент, тоже растаял в воздухе.

Выбора ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ не было.

– Простите, – неуверенно обратился Гарри к полной даме.

– Здравствуй, дорогой, – улыбнулась та. – Поступаешь в Хогвартс? Рон тоже.

– Она кивнула на собственного младшего отпрыска. Он был высочайший, худощавый, нескладный и весноватый, с широкими ладонями и ступнями и длинноватым носом.

– Да, – подтвердил Гарри. – Но дело в том, что... я не знаю, как ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ...

– Как попасть на платформу? – благожелательно дала подсказку дама, и Гарри кивнул.

– Не беспокойся, – успокоила его она. – Всё, что для тебя необходимо сделать – это пройти прямо через барьер меж платформами девять и 10. Только не останавливайся и не страшись, что врежешься в стенку, это очень принципиально. Если нервничаешь, то ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ лучше с разбега. Давай, иди на данный момент, перед Роном.

– Э-э... отлично, – согласился Гарри.

Он развернул телегу и посмотрел на барьер; на вид тот был достаточно крепким.

Гарри направился к барьеру. Люди, спеша на платформы девять и 10, задевали его на ходу; Гарри ускорил шаг. На данный момент он ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ врежется, вот будет история, – он налёг на поручень телеги и тяжело побежал, – барьер всё поближе, – он уже не сумеет тормознуть, – телегой стало нереально управлять, – до барьера оставался некий фут, – он прикрыл глаза, готовясь к удару...

Удара не вышло... Гарри, не замедляя бега, открыл глаза. Рядом с платформой, битком набитой людьми ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ, стоял красный паровоз. Табличка над головой Гарри говорила: «Хогвартс-Экспресс, 11-00». Гарри обернулся: заместо барьера появилась роскошная металлическая арка с надписью сверху: «Платформа Девять и Три четверти». Вышло!

Над головами оживлённо беседующих людей клубился пар, а под ногами у их туда-сюда сновали разномастные кошки. Совы недовольно ухали, заглушая ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ трепотню и стук колёс тяжёлых сундуков.

1-ые вагоны были уже забиты школьниками, – кто-то, высунувшись из окна, болтал с родными, кто-то сражался за свободные места. Гарри покатил телегу повдоль платформы, выглядывая, куда в поезде можно сесть. Он миновал круглолицего мальчугана, – тот растерянно гласил:

– Баб, я опять растерял жабу ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ.

– Ох, Невилл, – вздохнула старая дама.

Группа ребят окружила мальчишку с дредами:

– Ну покажи, Ли, ну давай...

Тот приподнял крышку коробки, и все вокруг завопили: изнутри высунулась чья-то длинноватая, волосатая лапа.

Гарри пробирался через массу, пока не нашёл свободное купе. Сначала он занёс туда клеточку с Хедвиг, а ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ потом приволок к двери вагона сундук. Он попробовал втащить его на подножку, – с огромным трудом ему удалось его поднять, но в итоге сундук свалился, больно ударив Гарри по ноге.

– Посодействовать? – к нему подошёл один из рыжеватых близнецов, за которыми он последовал на платформу.

– Да, если не тяжело, – тяжело дыша, попросил ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ Гарри.

– Эй, Фред! Помоги мне!

При помощи близнецов Гарри, в конце концов, затолкал сундук в угол купе.

– Спасибо, – поблагодарил Гарри, откинув со лба влажные от пота волосы.

– Что это? – вдруг спросил один из близнецов, демонстрируя на извилистый шрам Гарри.

– Ни фига для себя! – воскрикнул 2-ой. – Означает, ты...

– Это он ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ, – уверенно заявил 1-ый близнец. – Так ведь? – прибавил он, обращаясь к Гарри.

– Кто я? – переспросил Гарри.

– Гарри Поттер, – хором выпалили близнецы.

– Ну... да, это он, – ответил Гарри. – Другими словами, да, это я.

Близнецы вытаращились на него, и он ощутил, как к щекам прилила краска. И здесь, к его облегчению, из-за открытой ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ двери поезда донёсся глас:

– Фред? Джордж? Вы тут?

– Мы идём, мам.

Ещё раз оглянувшись на Гарри, близнецы вышли из поезда.

Гарри сел около окна, откуда, отчасти сокрытый от сторонних глаз, мог следить за рыжеволосым семейством и слышать их разговор. Мама вынула носовой платок.

– Рон, у тебя что-то ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ на носу.

Младший отпрыск попробовал улизнуть, но она схватила его в охапку и принялась тереть платком кончик его носа.

– Мам... отстань... – он вырвался.

– Ай-ай, у Роннюшки что-то на носике? – пропел один из близнецов.

– Заткнись, – бросил Рон.

– А где Перси? – спросила мама.

– На данный момент придёт.

Старший ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ мальчишка быстро приближался к ним. Он уже переоделся в чёрную хогвартскую мантию; Гарри увидел у него на груди блестящий красный с золотом значок, увенчанный буковкой «П».

– Мам, я на короткий срок, – заявил он. – Мне необходимо в поезд, там впереди для префектов выделили два купе...

– Так ты сейчас префект, Перси? – с ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ изумлённым выражением лица переспросил один из близнецов. – Что все-таки ты не произнес, ведь мы ничего и не знали...

– Погоди, кажется, он упоминал об этом, – перебил его брат. – Однажды...

– Либо два...

– За минуту...

– Всё лето...

– Ох, да умолкните вы, – отмахнулся Перси-префект.

– Кстати, почему это у Перси новенькая форма? – поинтересовался ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ один из близнецов.

– Так как он сейчас префект, – с гордостью ответила мама. – Ну хорошо, дорогой, удачной учёбы, – пошли мне сову, как доберётесь.

Она чмокнула Перси в щёку, и тот удалился. Потом мама оборотилась к близнецам.

– Так, сейчас вы двое. В этом году вы будете вести себя благопристойно. Если мне ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ пришлют ещё хоть одну сову из-за ваших выходок – что подорвали туалет либо...

– Подорвали туалет? Мы никогда не взрывали туалет.

– Но мысль супер, спасибо, мам.

– Не забавно. И приглядите за Роном.

– Не беспокойся, заинька Ронни с нами не пропадёт.

– Да заткнись ты, – опять огрызнулся Рон. Он ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ был чуть не 1-го роста с близнецами; кончик носа приметно побагровел после стараний мамы отчистить с него грязь.

– Знаешь что, мам? Угадай, кого мы на данный момент повстречали в поезде?

Гарри стремительно отклонился вспять, чтоб его не увидели.

– Помнишь того черноволосого мальчишку, ну, который стоял рядом с нами на вокзале? Угадай, кто ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ он?

– Кто?

– Гарри Поттер!

Гарри услышал глас девченки:

– Ой, мам, можно мне сбегать в купе и поглядеть на него, ну пожалуйста...

– Ты уже лицезрела его, Джинни, и, в конце концов, бедный мальчишка – не животное в зоопарке. Это точно он, Фред? Откуда ты знаешь?

– Спросил его. И шрам лицезрел ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ. Правда – похож на молнию.

– Бедняжка – логично, что он был один. Он ещё так обходительно спросил, как попасть на платформу.

– Ну хорошо, непринципиально, – как ты думаешь, он помнит, как смотрится Сама-Знаешь-Кто?

Мама одномоментно посуровела.

– Я запрещаю для тебя спрашивать его, Фред. Даже и не думай. Неуж-то ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ необходимо припоминать ему об этом в 1-ый же школьный денек?

– Хорошо, не кипятись.

Прозвучал свисток.

– Быстрее! – поторопила мама, и трое мальчиков забрались в поезд. Они высунулись из окна, и мама поцеловала их на прощание; девченка зарыдала.

– Перестань, Джинни, мы завалим тебя совами.

– Мы пришлём для тебя сидение от хогвартского ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ унитаза.

– Джордж!

– Да шучу я, мам.

Поезд тронулся. Гарри лицезрел, как мама машет вослед сыновьям, а их сестрёнка, смеясь через слёзы, бежит за поездом, пытаясь не отставать; когда он набрал скорость, она тормознула и тоже начала махать.

Гарри смотрел, как девченка с мамой исчезают за поворотом. По ту сторону окна купе ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ мерцали дома. Гарри был страшно взволнован. Он не знал, куда едет, но был уверен: это лучше, чем то, что он оставлял сзади.

Дверь, скользнув вбок, открылась, и в купе вошёл младший рыжеволосый мальчишка.

– Здесь свободно? – спросил он, указывая на место напротив Гарри. – А то всюду занято.

Гарри закивал ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ, и мальчишка сел. Он покосился на Гарри и стремительно отвернулся к окну, делая вид, что не смотрел. Чёрное пятно у него на носу так и не стёрлось.

– Эй, Рон, – это возвратились близнецы. – Слушай, мы пойдём далее, там у Ли Джордана огромный тарантул.

– Хорошо, – пробормотал Рон.

– Да, Гарри, – прибавил другой ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ близнец, – мы ведь не представились. Фред и Джордж Уизли. А это – Рон, наш брат. Ну, увидимся позднее.

– Пока, – хором ответили Гарри и Рон. Близнецы ушли, закрыв за собой дверь.

– Ты правда Гарри Поттер? – выпалил Рон.

Гарри кивнул.

– А-а, понятно, – я задумывался, это еще одна шутка Фреда с ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ Джорджем, – пробормотал Рон. – А у тебя вправду... ну, ты понимаешь...

Он указал на лоб Гарри.

Гарри отвёл в сторону прядь волос, демонстрируя шрам. Рон уставился на него.

– Так, означает, это сюда Сам-Знаешь-Кто...

– Да, – подтвердил Гарри, – но я ничего не помню.

– Совершенно? – c надеждой спросил Рон.

– Ну... только вспышку зелёного ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ света, а больше ничего.

– Ух ты, – выдохнул Рон. Некое время он внимательно смотрел на Гарри, а позже, будто бы опомнившись, живо заинтересовался пейзажем по ту сторону окна.

– А у тебя колдовская семья? – спросил Гарри; Рон был увлекателен ему так же, как и он сам – Рону.

– Н ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ-ну... думаю, да, – задумался Рон. – Кажется, у матери есть некий троюродный брат-бухгалтер, но мы о нём никогда не говорим.

– Так ты, наверняка, уже всё о магии знаешь?

Уизли очевидно были одной из старых семей, о которых гласил тот бледноватый мальчик на Диагон-аллее.

– Я слышал, ты живойёшь у ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ магглов? – с любопытством продолжал Рон. – Какие они?

– Ужасные... другими словами, не все, естественно. Но мои дядя, тётя и кузен – ужасные. Неплохо бы у меня тоже было трое братьев-колдунов.

– Пятеро, – поправил Рон. Он почему-либо в один момент помрачнел. – Я – 6-ой в семье, кто поступает в Хогвартс. И мне уж ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ точно есть, к чему стремиться. Билл и Чарли уже закончили школу, – Билл был старостой школы, а Чарли – капитаном команды по квиддичу. Сейчас вот Перси стал префектом. Фред с Джорджем только прикалываются и занимаются всякой ерундой, но у их хорошие оценки, и все их обожают. Все ожидают, что я добьюсь ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ таких же фурроров, – но, даже если так, это будет не так умопомрачительно, ведь мои братья уже достигнули всего этого. И позже, когда у тебя пятеро братьев, для тебя никогда не приобретают новые вещи. Мне вот достались старенькые мантии Билла, древняя палочка Чарли и древняя крыса Перси.

Рон запустил ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ руку в кармашек куртки и вынул толстую сероватую крысу; та тихо дремала.

– Его зовут Корыстик, и он полностью бесполезен; сомневаюсь, что он вообщем когда-нибудь пробуждается. Когда Перси назначили префектом, папа подарил ему сову, – но они не могли для себя позво... в смысле, заместо этого мне досталась крыса.

Уши у ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ Рона побагровели. Похоже, он решил, что сболтнул излишнего, и вновь перевёл взор на окно.

Гарри же помыслил: нет ничего предосудительного, если ты не можешь позволить для себя приобрести сову. В конце концов, до начала прошедшего месяца у него вообщем не было средств; он так Рону и произнес, добавив, что донашивал ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ одежку за Дадли и никогда не получал обычных подарков на денек рождения. Рон приметно приободрился.

– ... и, пока Хагрид мне не поведал, я ничего не знал про то, что я чернокнижник, о собственных родителях, о Волдеморте...

Рон охнул.

– Ты чего? – не сообразил Гарри.

– Ты именовал по имени Сам-Знаешь-Кого ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ! – Рон был потрясён и впечатлён сразу. – Я задумывался, кто-кто, но чтоб ты...

– Я не пробую казаться храбрее, называя его по имени, – попробовал разъяснить Гарри. – Не знал, что это не принято. Понимаешь? Я так многого ещё не знаю... и я уверен, – только на данный момент он отважился высказать ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ вслух свои опаски, – уверен, что буду худшим в классе.

– Не будешь. В школе много деток из маггловых семей, и они достаточно стремительно всему обучаются.

Пока они говорили, поезд уже выехал из Лондона. По ту сторону окна мерцали луга, где паслись скотины и овцы. Какое-то время они молчали, разглядывая ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ проносящиеся мимо поля и просёлочные дороги.

Около половины первого из коридора донёсся стук колёс, и в купе заглянула улыбчивая дама с ямочками на щеках:

– Желаете чего-нибудь, ребята?

Гарри, который сейчас не завтракал, мигом вскочил на ноги; уши у Рона опять побагровели, и он пробормотал, что взял с собой ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ бутерброды. Гарри вышел в коридор.

Дёрсли никогда не давали ему средств на сладости, потому сейчас, когда в его кармашках дзинькали золотые и серебряные монеты, он был готов приобрести столько батончиков «Марс», сколько сумеет унести, – но у продавщицы их не было. На телеге лежали мармеладки «Берти Ботт» на хоть какой ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ вкус, взрывчатая жвачка «Друббл», шоколадные лягушки, тыквенные пирожки, котелковые кексы, чудесные лакричные палочки, и многие другие необыкновенные сладости, каких Гарри в жизни не видал. Чтобы ничего не упустить, он набрал всего понемногу и дал продавщице одиннадцать серебряных серпиев и семь бронзовых ворехов.

Рон удивлённо смотрел, как Гарри вносит всё это в ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ купе и сгружает покупки на свободное сидение.

– Таковой голодный?

– Умираю, – признался Гарри, откусывая чуть не половину тыквенного пирожка.

Рон вынул бугристый пакетик и развернул его. Снутри оказалось четыре бутерброда. Он отделил один от других и горестно пробормотал:

– Вечно она запамятывает, что я не люблю солонину.

– Меняю на своё ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ, – мигом предложил Гарри, протянув Рону пирожок. – Давай...

– Да нет, для тебя не понравится, мясо жёсткое, – покачал головой Рон. – Ну, у неё просто времени не было, – поспешно прибавил он, – ты же понимаешь, пятеро деток...

– Давай, ешь пирожки, – стоял на своём Гарри, которому ранее было просто нечем, – и тем ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ паче, не с кем делиться. Так что на данный момент, на пару с Роном уплетая пирожки, кексы и остальные вкусности (бутерброды были благополучно позабыты), он испытывал очень приятное чувство.

– Что это? – спросил Гарри у Рона, взяв в руки упаковку шоколадных лягушек. – Это не истинные лягушки, да?

По сути, Гарри начинало ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ казаться, что его уже ничем не удивишь.

– Нет, – усмехнулся Рон. – Взгляни, что там за вкладыш – у меня Агриппы не хватает...

– Что?

– А-а, точно, ты ж не знаешь, – там снутри коллекционные карточки, серия «Знаменитые колдуны и колдуньи». У меня их кое-где 500, только вот Агриппы и Птолемея никак не ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ попадается.

Гарри развернул «лягушку» и вынул карточку. На ней был изображён старый мужик в полукруглых очках, с длинноватым крючковатым носом и волнистыми серебристыми волосами, бородой и усами. Подпись в низу карточки говорила: «Альбус Дамблдор».

– Итак вот какой он, Дамблдор! – воскрикнул Гарри.

– Только не гласи, что никогда не слышал о ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ Дамблдоре! – запротестовал Рон. – Можно, я возьму «лягушку»? Вдруг Агриппа попадётся... спасибо...

На обратной стороне карточки Гарри прочёл:

АЛЬБУС ДАМБЛДОР

в натоящее время – директор школы «Хогвартс»

Общепризнанный величайшим колдуном нашего времени, Дамблдор известен, а именно, победой над тёмным чернокнижником Гриндельвальдом в 1945 году, открытием 12-ти методов внедрения крови дракона, также совместными с Николасом ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ Фламелем трудами в области алхимии. Доктор Дамблдор увлекается камерной музыкой и игрой в кегли.

Гарри повернул карточку лицевой стороной и, к собственному изумлению, увидел, что Дамблдор пропал.

– Он куда-то делся!

– Ну, он же не может торчать тут целый денек, – увидел Рон. – Он вернётся. Нет, мне опять попалась Моргана – у ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ меня таких уже 5 либо 6... может, возьмёшь и тоже начнёшь собирать коллекцию?

Взор Рона задержался на груде пока нетронутых шоколадных лягушек.

– Угощайся, – гостеприимно предложил Гарри. – Кстати, ты знаешь, у магглов люди с фото никогда не уходят.

– Серьёзно? Что, они вообщем не двигаются? – поразился Рон. – Да хорошо!

Гарри следил, как Дамблдор ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ бочком проскользнул назад на карточку и еле приметно улыбнулся ему. Рона еще больше занимали шоколадные лягушки, чем карточки со известными колдунами и ведьмами, а вот Гарри не мог оторвать от последних глаз. Скоро, кроме Дамблдора и Морганы, в его коллекции оказались Хенгист Вудкрафт, Альберик Граннион, Цирцея, Парацельс ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ и Мерлин. В конце концов он отложил в сторону карточку с друидой Клиодной, неторопливо почёсывающей нос, и открыл пакетик с мармеладками «Берти Ботт» на хоть какой вкус.

– Ты с этим поаккуратнее, – предупредил Рон. – Они вправду могут быть хоть какого вкуса, – понимаешь, есть полностью обычные, ну там, шоколадные, мятные, лимоновые ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ либо апельсинные, – но время от времени попадаются и орехи со вкусом шпината, печёнки, требухи... Джордж клянётся, что в один прекрасный момент натолкнулся на орех со вкусом соплей.

Рон взял зелёную конфетку, придирчиво оглядел и осторожно откусил кусок.

– Беее... вот видишь? Спаржа.

Они хорошо повеселились, поедая эти орехи. Гарри попался ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ вкус жареных бобов и хлеба, кокоса, клубники, карри, травки, кофе, сардин, – под конец он бесстрашно откусил кусок сероватой конфетки, которую Рон брать отказался, – выяснилось, что она была со вкусом перца.

Вид по ту сторону окна всё меньше напоминал сельскую местность. Чистоплотные поля остались сзади, сменившись лесами, зигзагообразными реками и тёмно ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ-зелёными буграми.

В дверь постучали, и на пороге показался круглолицый мальчишка, которого Гарри уже лицезрел на платформе. Казалось, он вот-вот расплачется.

– Извините, – всхлипнул он, – вы здесь, случаем, не лицезрели жабу?

Гарри и Рон покачали головами.

– Я растерял его! – запричитал мальчишка. – Он повсевременно удирает!

– Он найдётся, – пообещал Гарри.

– Да, – злосчастным ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ голосом согласился мальчишка. – Ну, если вы его увидите...

С этими словами он ушёл.

– Не усвою, чего он так распереживался, – опешил Рон. – Я бы на его месте жабу растерял как можно резвее. Вобщем, я и сам везу Корыстика, так что кто бы гласил.

Крыса как и раньше посапывала ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ на коленях у Рона.

– Может, он дремлет, а может, погиб, – различия не ощущается, – с омерзением бросил Рон. – Я вчера пробовал перекрасить его в жёлтый цвет, чтоб он смотрелся поинтереснее, но у меня ничего не вышло. Вот, смотри...

Он пошарил в сундуке и вынул достаточно потрёпанную палочку. Где-то показывались зазубрины, а ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ на конце поблёскивало что-то белоснежное.

– Единорожий волос практически весь вылез. Ну да хорошо...

Он поднял палочку, но здесь дверь купе опять открылась. На пороге стоял всё тот же мальчишка, потерявший жабу, но сейчас с некий девченкой. Та уже переоделась в хогвартскую мантию.

– Никто не лицезрел жабу? А ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ то Невилл растерял, – она гласила императивным тоном, у неё были густые каштановые волосы и очень большие фронтальные зубы.

– Мы ведь уже гласили, что не лицезрели, – раздражённо ответил Рон, но девченка не слушала, – она смотрела на палочку в его руке.

– О, ты колдуешь? Ну, давайте поглядим.

Она села. Рон ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ был приметно обескуражен.

– Ну... отлично.

Он прокашлялся.

– Маргаритки, одуванчик, солнца свет,

Перекрасим эту крысу в жёлтый цвет!

Он взмахнул палочкой, но ничего не вышло. Корыстик оставался сероватым и продолжал спать.

– Ты уверен, что это истинное заклинание? – осведомилась девченка. – Что-то оно не сработало, да? Я попрактиковалась с кое-какими ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ чарами поординарнее, и у меня всё вышло. У меня в семье нет никого со возможностями к магии, я была очень удивлена, когда получила письмо, другими словами, конечно, приятно удивлена, ведь, как мне поведали, это – наилучшая школа ведьмовских искусств; я уже выучила все учебники назубок, надеюсь, этого будет довольно, – кстати, меня зовут ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ Гермиона Грейнджер, а вас?

Всё это она выпалила на одном дыхании.

Гарри посмотрел на Рона и с облегчением сообразил, – тот, судя по ошалелому выражению лица, тоже не учил школьных книжек назубок.

– Я Рон Уизли, – пробормотал Рон.

– Гарри Поттер, – представился Гарри.

– Правда? – ахнула Гермиона. – Я про тебя ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ, очевидно, всё знаю, – купила несколько книжек для дополнительного чтения, – о для тебя упоминают и в «Истории современной магии», и во «Взлёте и падении тёмных искусств», и в «Величайших событиях магомира двадцатого века».

– Серьёзно? – поразился Гарри.

– Господи, неуж-то ты не знал, я бы на твоём месте разузнала всё, что ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ только могла, – заявила Гермиона. – Вы уже понимаете, в какой дом попадёте? Я расспросила кое-кого, и надеюсь, меня распределят в Гриффиндор, похоже, это – лучший вариант, я слышала, там обучался сам Дамблдор; вобщем, думаю, попасть в Рейвенкло тоже было бы хорошо... В любом случае, на данный момент необходимо выискать жабу ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ Невилла, – а вам двоим не воспрепядствовало бы переодеться, думаю, мы скоро будем на месте.

Она удалилась; потерявший-жабу-мальчик поторопился за ней.

– Не знаю, в каком доме окажусь, но только бы не совместно с ней, – проворчал Рон, швырнув палочку назад в сундук. – Идиотическое заклинание, – меня ему Джордж учил; ведь он точно ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ знал, что это просто тарабарщина.

– А в каком доме твои братья? – поинтересовался Гарри.

– Гриффиндор, – ответил Рон, снова помрачнев. – Мать с отцом тоже там обучались. Не знаю, что они произнесут, если попаду в другой дом. Хотя, думаю, Рейвенкло не так плох; но вот если меня вышлют в Слизерин ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ…

– Это тот дом, где обучался Вол... Сам-Знаешь-Кто?

– Ага, – вздохнул Рон, с расстроенным видом плюхнувшись на сидение.

– Знаешь, а мне кажется, кончики усов у Корыстика немножко посветлели, – Гарри попробовал отвлечь Рона от мыслей о домах. – Кстати, а кем на данный момент работают твои старшие братья, которые уже окончили школу?

Гарри ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ было страшно любопытно, чем вообщем занимаются колдуны, закончив Хогвартс.

– Чарли – в Румынии, изучает драконов, а Билл – в Африке, по каким-то делам «Гринготтса», – перечислил Рон. – Слышал о «Гринготтсе»? Это было в газете «Ежедневный пророк», но магглы очевидно её не выписывают... кто-то пробовал ограбить сейф завышенной секретности.

Гарри вытаращился на ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ него:

– Серьёзно? А что с ними вышло?

– Ничего, поэтому и вышла такая история. Их не удалось задержать. Папа гласит, что только могущественный тёмный чернокнижник мог обвести гоблинов вокруг пальца, но похитители ничего не забрали, вот что удивительно. Естественно, все начинают паниковать, когда случается что-то такое, – вдруг ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ за этим стоит Сам-Знаешь-Кто.

Гарри попробовал переварить эту новость. Сейчас ему становилось некомфортно при любом упоминании о Волдеморте. Может быть, так и должно было быть при знакомстве с магомиром, но всё же куда проще было расслабленно именовать Волдеморта по имени.

– А в квиддиче за которую команду ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ болеешь? – сменил тему Рон.

– Э-э... а я ни одной не знаю, – признался Гарри.

– Да ну! – Рон был просто ошарашен. – Ты погоди, это наилучшая игра на свете...

И он пустился в обширные разъяснения о четырёх мячах, позициях семерых игроков; рассказы о именитых матчах, на которых ему с братьями удалось побывать ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ, и метле, которую он бы приобрёл, будь у него средства. Он как раз расписывал Гарри более достойные внимания моменты 1-го из матчей, как дверь купе вновь открылась, но в сей раз на пороге стоял не потерявший-жабу-мальчик, и не Гермиона Грейнджер.

Вошли трое ребят; того, что стоял меж 2-ух других ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ, Гарри вызнал мгновенно: тот бледноватый мальчик из магазина мадам Малкин. На данный момент он смотрел на Гарри с куда огромным энтузиазмом, чем тогда, на Диагон-аллее.

– Это правда? – поинтересовался он. – Весь поезд без умолку трещит, что в этом купе едет Гарри Поттер. Так означает, это ты?

– Да, – ответил ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ Гарри, окинув взором 2-ух других мальчиков. Оба были кряжистыми и вид имели очень свирепый. Стоя с обеих сторон от бледноватого мальчишки, они напоминали телохранителей.

– А-а, это Крэбб, а это – Гойл, – небережно представил мальчик собственных компаньонов. – А я Малфой, Драко Малфой.

Рон негромко кашлянул, очевидно пытаясь скрыть таким ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ макаром смешок. Малфой перевёл взор на него.

– Моё имя для тебя кажется забавным, не так ли? А мне нет необходимости спрашивать твоё. Отец гласил, что у Уизли рыжеватые волосы, веснушки и куда больше малышей, чем они могут для себя позволить.

Он оборотился к Гарри.

– Ты скоро поймёшь, что одни колдовские семьи ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ куда приличнее других. Ты же не станешь водить дружбу с недостойными людьми. Я могу посодействовать для тебя разобраться в этом.

Он протянул Гарри руку, но тот её не принял.

– Спасибо, но, я уж сам решу, которые люди недостойные, – холодно увидел Гарри.

Драко Малфой не побагровел, но на ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ его щеках всё же появился розоватый отсвет.

– На твоём месте я был бы осторожнее, Поттер, – медлительно произнёс он. – Если не будешь вежливее, пойдёшь по тому же пути, что и предки. Они тоже не понимали, что для их лучше. То, что ты якшаешься со всяким отребьем вроде Уизли и этого Хагрида, ничем ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ неплохим тебе не обернётся.

Гарри и Рон дружно поднялись на ноги.

– А ну, повтори, – востребовал Рон, – лицо его приняло тот же колер, что и волосы.

– О, вы собираетесь нас побить, не так ли? – глумливо усмехнулся Малфой.

– Если не уберётесь отсюда, – уверенно произнес Гарри, хотя по сути ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ ощущал себя далековато не так храбро, – и Крэбб, и Гойл были куда крупнее их с Роном.

– А нам как-то не охото уходить, правда, ребята? К тому же, мы проголодались, а у вас здесь, похоже, ещё осталась пища.

Гойл потянулся к шоколадной лягушке; Рон рванулся навстречу, но, до того как он ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ успел чего-нибудть сделать, Гойл издал ужасающий крик.

Корыстик висел у него на пальце, глубоко впившись наточенными зубками в сустав; Крэбб и Малфой отпрянули, а Гойл, завывая, размахивал пальцем, пытаясь стряхнуть крысу; в конце концов Корыстик отлетел в сторону и ударился об оконное стекло; все трое мгновенно улетучились ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ. Может быть, поразмыслили, что посреди конфет прячутся и другие крысы, а может, услышали шаги, – практически секундой позднее в купе вошла Гермиона Грейнджер.

– Что тут вышло? – вопросила она, переводя взор с рассыпанных по полу сладостей на Рона, державшего крысу за хвост.

– Кажется, он растерял сознание, – констатировал Рон, обращаясь к ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ Гарри. – Нет... не могу поверить... он опять заснул.

Так и было.

– Ты ранее встречался с Малфоем? – спросил Рон.

Гарри поведал ему об их разговоре на Диагон-аллее.

– Я слышал об их семье, – помрачнел Рон. – Они чуть не первыми возвратились на нашу сторону после падения Сам-Знаешь-Кого. Говорили, что их ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ околдовали. Но папа в это не верует. Он считает, что папе Малфоя не надо было и повода, чтоб переметнуться на Тёмную сторону.

Он оборотился к Гермионе.

– Для тебя чего-нибудть необходимо?

– На вашем месте я бы поскорее переоделась, я только-только гласила с машинистом, – по его словам, мы уже ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ совершенно близко. Вы тут, случаем, не дрались? А то попадёте в историю ещё до прибытия в школу.

– Это Корыстик, а не мы, – Рон бросил на Гермиону сердитый взор. – Может, ты всё-таки выйдешь и дашь нам переодеться?

– На данный момент, вообще-то я сюда заглянула только поэтому, что ребята в коридоре ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ ведут себя, как мелкие малыши, – носятся туда-сюда, – обиженно объяснила Гермиона. – Кстати, у тебя грязь на носу, ты в курсе?

Рон проводил её лютым взором. Гарри выглянул в окно. Сгущались сумерки. Вдалеке, под тёмно-лиловым небом, показались горы и леса. Поезд начал замедлять ход.

Они с Роном сбросили куртки ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ и натянули длинноватые чёрные мантии. Рону мантия была очевидно коротковата: из-под неё показывались кроссовки.

По поезду гулко проехалось объявление:

– Мы прибудем в Хогвартс через 5 минут. Пожалуйста, оставьте собственный багаж тут, его доставят в школу позднее.

От волнения у Гарри желудок свело судорогой; Рон тоже побледнел, хотя из-за ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ веснушек это было не так приметно. Они распихали остатки сладостей по кармашкам и присоединились к остальным ребятам, столпившимся в коридоре.

Поезд непреклонно замедлял ход и, в конце концов, тормознул. Ребята протискивались к двери и один за одним выходили на крохотную, тёмную платформу. Гарри весь дрожал от ночного холода ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ. Потом он увидел в воздухе фонарь, приближавшийся к ним, раскачиваясь из стороны в сторону; послышался знакомый глас:

– Пер'курсники! Пер'курсники, сюда! Как жизнь, Гарри?

Над морем голов высился зияющий Хагрид.

– Давайте, все за мной. Ещё пер'курсники остались? Тада потопали.

Оскальзываясь и спотыкаясь, ребята следовали за Хагридом по ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ узенькой, круто уходящей вниз тропинке. По обеим сторонам тропинки царила кромешная тьма, – Гарри помыслил, что там, должно быть, сходу начинается глухой лес. Они фактически не говорили. Невилл, так и не нашедший жабу, несколько раз шмыгнул носом.

– С'час увидите Хогвартс, – возвестил Хагрид, оглянувшись через плечо, – прям за поворотом ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ.

Раздалось звучное «О-о-о!»

Узенькая тропинка внезапно вывела их к берегу большого чёрного озера. На другом его берегу на горе высился огромный замок со обилием башен различных размеров, – ярко освещённые окна сверкали на фоне звёздного неба.

– Не больше четырех в лодку! – объявил Хагрид, указывая на флотилию маленьких лодчонок, выстроившихся ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ около берега. Гарри и Рон забрались в одну лодку с Гермионой и Невиллом.

– Все сели? – проорал Хагрид, единолично заняв одну из лодок. – Тада – ВПЕРЁД!

Флотилия заскользила по зеркальной глади озера. Все молчали, не сводя восхищённых взглядов с замка. По мере того, как они приближались к нему, он казался всё ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ огромнее.

– Пригнитесь! – прокричал Хагрид, когда 1-ые лодки подплыли к утёсу; они пригнули головы, и лодки пронесли их через заавесь плюща, за которой пряталась широкая расщелина в утёсе. Они плыли по тёмному тоннелю, пролегавшему, похоже, прямо под замком, и, достигнув подземного причала, выкарабкались на каменистый сберегал, испещренный галькой ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ.

– Эй, мальчишка! – окрикнул Невилла Хагрид, проверявший пустые лодки. – Твоя жаба?


puteshestvie-dlinoj-v-zhizn.html
puteshestvie-faraona-v-zagrobnij-mir-3-glava.html
puteshestvie-faraona-v-zagrobnij-mir-8-glava.html