Пушкин а. с. - Изображение человеческих страстей в - сочинение

    "Мелкие катастрофы" - вправду мелкие, недлинные истории, но настолько захватывающие, что прочитываешь их "одним вздохом". Сюжеты о Дон Жуане либо о Моцарте и Сальери были известны и до Пушкина, не только лишь он использовал их в собственном творчестве, но конкретно Пушкин смог преподнести эти легенды так ярко и выразительно, что они стали для Пушкин а. с. - Изображение человеческих страстей в - сочинение большинства истинной и непререкаемой правдой. Очень сильна чувственная сторона трагедий. Нравы героев, их поведение представлены очень ясно. Читатель вкупе с ними переживает их внутреннюю борьбу, сомнения, ужас. Не напрасно на "Мелкие катастрофы" написано огромное количество музыкальных произведений, сняты киноленты, поставлены волшебные спектакли. Это творение Пушкина побуждает Пушкин а. с. - Изображение человеческих страстей в - сочинение своими сильными видами, прекрасными и стршными сценами (пир во время чумы, приближение Каменного гостя. .). Есть тут и ужас, и любовь, и страсть, и предательство. Одна из таких трагедий - "Моцарт и Сальери". Погибель величавого Моцарта была предметом различных произведений, есть разные ее интерпретации. Пушкин в собственной версии взял за базу Пушкин а. с. - Изображение человеческих страстей в - сочинение одну из человечьих страстей - зависть. Катастрофа "Моцарт и Сальери" смотрится как картина, в какой 2-ой план контрастнее первого. Так, конкретно Сальери является ее основным героем. Конкретно его истязающие переживания, ужасная зависть не бесталантного, но среднего композитора - основная завязка сюжета. А на первом плане мы лицезреем беспечного гения, который с схожей легкостью резвится Пушкин а. с. - Изображение человеческих страстей в - сочинение по балам, веселится с красивыми девицами и пишет музыку. Музыку, которая безрассудно восхищает и подавляет Сальери. С одной стороны, он соображает, что перед ним гений, но с другой - он не может понять таковой несправедливости судьбы:

    Все молвят: нет правды на земле.

    Но правды нет и - выше.

    Сальери Пушкин а. с. - Изображение человеческих страстей в - сочинение, который трудился всю свою жизнь, достигнул только малозначительной части того, чем обладает этот парень от природы. Как-то Моцарт, чтоб позабавить Сальери, притаскивает с собой с улицы бродягу - скрипача. Тот, жутко коверкая, исполняет произведение Моцарта. Заместо хохота Сальери приходит в негодование:

    Мне не забавно, когда маляр негожий

     Мне марает Пушкин а. с. - Изображение человеческих страстей в - сочинение Мадонну Рафаэля...

    Его еще более задевает отношение Моцарта к собственной музыке. Моцарт исполняет ему несколько "новых собственных мыслей", и Сальери в который раз удивлен и возмущен беспечностью гения:

    Ты с этим шел ко мне

    И мог тормознуть у трактира

    И слушать скрипача слепого! - Боже!

    Ты, Моцарт, недостоин сам себя.

    Никогда ранее Сальери не был Пушкин а. с. - Изображение человеческих страстей в - сочинение завистлив, но Моцарт уничтожает его своим совершенством. Он перечеркивает все сделанное Сальери за всю его жизнь. И Сальери признается себе:

    . А сейчас - сам скажу - я сейчас Завистник.

    Я завидую; глубоко, Мучительно завидую. -

    О небо! Где ж правота, когда священный дар,

     Когда бессмертный гений - не в заслугу

    Любви пылающей, самоотверженья,

    Трудов Пушкин а. с. - Изображение человеческих страстей в - сочинение, усердия, молений послан -

    А озаряет голову безумца,

    Гуляки праздного? О Моцарт, Моцарт!

    Муки Сальери, его невыносимая духовная боль, его страсть - зависть к Моцарту выпирает со второго плана, пульсирует, настораживает. И в один прекрасный момент все-же прорывается на поверхность. Сальери решает отравить собственного кумира и истязателя, считая Пушкин а. с. - Изображение человеческих страстей в - сочинение это своим долгом:

    Нет! Не могу противиться я доле,

     Судьбе моей: я избран, чтобы его

    Остановить - не то мы все погибли,

    Мы все, жрецы, служители музыки,

    Не я один с моей глухою славой...

    Невольно вспоминается тут библейский сюжет, когда Иуда воспринимает на себя цель предать Христа. Моцарт предчувствует свою погибель Пушкин а. с. - Изображение человеческих страстей в - сочинение, по необычному совпадению он пишет заказ - реквием. В трактире он заговаривает об этом с Сальери, ведает о необычном заказчике и признается:

    Мне денек и ночь покоя не дает

    Мой темный человек. За мною везде

     Как тень он гонится. Вот и сейчас

    Мне кажется, он с нами сам-третей Посиживает.

    Вообще если Пушкин а. с. - Изображение человеческих страстей в - сочинение поинтересоваться источниками, то загадочный заказчик реквиема был быстрее пронырливым, чем роковым. Так как предпосылкой его таинственности было желание приобретенный реквием выдать за свое произведение. Но у Пушкина эта фигура стает черным человеком, вестником погибели. И нельзя сказать, что он не прав. Как понятно, у всего есть две стороны. Хоть какой мистике можно Пушкин а. с. - Изображение человеческих страстей в - сочинение отыскать разъяснение. Но часто конкретно необъясненное и является настоящим. Ужасный человек вправду посиживает с ними третьим - это план Сальери, который не канителит подать Моцарту бокал с ядом. Его не смущает вопрос Моцарта: "Ах, правда ли, Сальери, что Бомарше кого-либо отравил?" И одна из самых значимых Пушкин а. с. - Изображение человеческих страстей в - сочинение фраз катастрофы:

    Он же гений,

    Как ты да я. А гений и злодейство -

    Две вещи несовместные. Не правда ль?

    И вот уже отравленный Моцарт играет собственный величавый реквием, сейчас уже непременно посвященный ему самому. Он уходит. Сальери один. Он выполнил собственный долг, но что все-таки сейчас? Что поменялось? Сальери остается Пушкин а. с. - Изображение человеческих страстей в - сочинение средним композитором, а музыка Моцарта продолжает звучать, восхищая миллионы людей. А к Сальери приходит ужасное понимание:

    Ты заснешь

    Надолго, Моцарт! Но ужель он прав

    И я не гений? Гений и злодейство

    Две вещи несовместные. Неправда:

    А Бонаротти? либо это притча

    Тупой глупой толпы - и не был

    Убийцею создатель Ватикана?



pustuleznie-sifilidi-kozhnie-i-venericheskie-bolezni.html
put-bogov-put-k-sebe.html
put-duhovnosti-i-voina-oznachaet-ustremlennost-k-samosovershenstvovaniyu.html